Меню

Какое транспортное средство во время войны из за нехватки военной техники переделывали в танки



Как немцы тракторы в танки превращали

Задолго до того, как ограничения, наложенные Версальским договором были официально дезавуированы, веймарская Германия скрытно вела разработку своих первых экспериментальных танков, называя их «сельскохозяйственными тракторами». В декабре 1933 года правительство заключило контракт с Круппом на создание бронированной боевой машины, которая показана внизу. Измененная английская модель, не больше автомобиля, «Панцер I» был недостаточно вооружен и имел слабую бронезащиту. Но это было началом, в конечном счете, армия Гитлера имела их 1800 единиц.

Лучшие машины уже были на подходе. «Панцер Пс», появившийся в 1935 году, имел в два раза мощнее бронезащиту и небольшую пушку во вращающейся башенке. Первые в серии бронированные разведывательные машины появились в 1937 году и первоначально были вооружены только пулеметами. Ранние модели могли развивать скорость до 77 км в час по ровной дороге.

Так называемый «отец панцеров» имел два легких пулемета и мог развивать скорость до 40 км в час.

Такая бронированная разведывательная машина была оснащена единственным пулеметом, вмонтированным в низкую открывающуюся башенку. Четырехколесная тяга и надежное управление обеспечивали разведывательному автомобилю маневренность и удовлетворительное преодоление пересеченной местности.

К 1935 году командиров танковых войск, вплоть до роты, оснастили прочными и надежными радиостанциями. Гудериан и Луц уточнили новые типы танков, чтобы заменить неадекватный «Панцер I». Это были «Панцер II» — улучшенный образец предшественника, с 20-мм основным орудием и чуть более толстой броней; «Панцер III», предназначенный для уничтожения танков, имел 37-мм пушку, а «Панцер IV», многофункциональный танк с 75-мм орудием и запасом хода до 200 км, являлся танком для проникновения в оперативную глубину обороны противника. Ни одна из этих моделей не пригодилась в течение нескольких лет, а ограниченные фонды, предназначенные для этого, привели к компромиссным решениям. Бронирование «Панцер I» и «Панцер II» было слишком легким, чтобы выстоять против чего-либо, кроме стрелкового оружия. И хотя «Панцер III» и Панцер IV» имели более толстую броню, Франция и Англия разрабатывали танки с гораздо более мощной броневой защитой.

Однако главная сила первых «Панцеров» была заключена внутри поверхностных ограничений — это первоклассная конструкция их дви-гателей, коробок передач и гусениц. Это сделало их надежными при не-благоприятных боевых условиях и облегчило производство более мощных моделей в будущем. Конструкторы могли добавить больше брони и укрупнить орудия к имеющейся формуле и быть уверенными, что механические узлы и агрегаты выдержат нагрузки. Кроме того, тяжелые танки, которые выпускали конкуренты Германии, имели серьезные проблемы. Французский «Шар-Б», который появился в конце 30-х годов, например, выделялся тем, что имел броню в четыре раза толще, чем «Панцер IV», но его большое 75-мм орудие было неподвижно, а башня его конкурента, «Панцера IV», имела шарнирное устройство. Такие конструкторские недостатки вместе с просчетом французских тактиков в понимании того, что будущая эффективность танков зависит более от скорости и маневренности, чем от массы или огневой мощи, будут иметь катастрофические последствия для французов, когда немецкие танковые войска пересекут их границу весной 1940 года.

Кстати, один из танковых корпусов поведет Гудериан, карьера которого как полевого командира началась в октябре 1935 года, когда его перевели с должности начальника штаба танковых войск и предложили возглавить одну из трех новорожденных танковых дивизий. В то время как Гудериан намеревался той осенью приучить командный состав к новому способу ведения войны, тысячи других немецких офицеров были заняты более прозаической обязанностью — привлечением гражданского населения к военной службе для пополнения расширяющейся армии, иметь которую Гитлер официально потребовал в марте. Иронично, но поставленная Гитлером цель достичь мощи в тридцать шесть дивизий по 10 тысяч человек в каждой совпадала с таким же масштабом наращивания, за который выступали в то время и высшие генералы.

Но если генералы предвидели это только к 1938 или 1939 годам, то Гитлер хотел достичь цели к началу 1936 года. Установленный крайний срок оставлял командующим мало времени для новых подходов. Десятки тысяч новобранцев нуждались в основательной подготовке.

Неожиданное увеличение армии крайне перегружало небольшой офицерский корпус. Армия была вынуждена сократить подготовку для кандидатов в офицеры. Теперь большое количество офицеров запаса возвратили для заполнения тыловых и технических должностей, а офицеры из числа штурмовиков и военизированной государственной полиции тысячами вошли в состав армии. Многие из вновь прибывших оказались далеки от аристократических традиций старого рейхсвера, и это помогло становлению близких взаимоотношений между офицерами и солдатами в новом гитлеровском вермахте.

Главным же резервом армии, по мере того как торопили с подготовкой новобранцев, было готовое пополнение превосходно обученных сержантов. В отборной стотысячной силе, которую вырастил генерал Сект, рядовые были профессионально подготовлены так же, как сержанты и ефрейторы в странах-соперниках. По мере увеличения армии эти блестящие солдаты оказались готовыми стать на уровень сержантов и обучать новобранцев. Со временем они помогут выковать одну из наиболее подготовленных армий в мире.

Но начальные последствия численного развертывания армии проявились ослаблением старой, отборной силы. Каждый батальон существовавшего полка становился ядром для образования двух и более новых полков.

Это была болезненная для армии процедура, которую едва успели осуществить к установленному Гитлером сроку. К началу 1936 года, когда он составил планы по оккупации Рейнской области, число готовых к боевым действиям полков было недостаточным, чтобы полностью соответствовать вооруженной силе соседней Франции. И специальные танковые дивизии, которые были обучены Гудерианом и его коллегами, оставались все еще далеко не укомплектованными, потому что германские заводы придерживались того, чтобы соответствовать требованиям ограничений по производству бронированных машин.

Читайте также:  Чем отвадить кошек гадить в неположенном месте народные средства

Если Гитлер чувствовал себя не совсем уверенным в силе сухопутной армии или военно-воздушных сил в случае войны, то еще меньшая надежда была у него на военно-морской флот, который сильнее всего пострадал от ограничений Версальского договора. Все же в этой службе, как и в других, готовились планы по обновлению. Наиболее значительные изменения привнес своими идеями бывший командир подводной лодки Карл Дёниц, усвоивший горькие уроки Первой мировой войны.

Источник

Что в СССР делали с немецкой трофейной техникой после войны

Трофеи РККА начали доставаться в первые недели боёв. Согласно документам, в итоге, против гитлеровцев воевали несколько тысяч захваченных у них же танков, самоходных артиллерийских установок и броневиков.

Трофеи в РККА решили добывать планово. К концу 1941 года Автобронетанковое управление Красной Армии создало отдел эвакуации и сбора трофейной техники, действовавший на основании приказа «Об ускорении работ по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной автобронетанковой матчасти». Наиболее урожайными на трофеи были 1942-1943 годы. В 1943 году при ГКО был создан Трофейный комитет, его возглавил Маршал Советского Союза Клим Ворошилов. Захваченная бронетехника использовалась как в виде единичным машин, так и в составе специальных подразделений, созданных только на основе бывшей вражеской техники. Например, Западный фронт в 1942 году располагал двумя батальонами трофейных танков, обозначавшихся в документах фронта как «отдельные танковые батальоны литер «Б». Не миновала участь быть захваченными ни «Тигры», ни «Пантеры». У последних советским танкистам нравилась 75-мм пушка KwK 42, которая пробивала немецкую технику на расстояниях, недостижимых ни танковым советским пушкам, ни противотанковой артиллерии. С января 1944 года распоряжением Главного бронетанкового управления Красной Армии (ГБТУ КА) исправные «Пантеры» были сведены в специальные подразделения истребителей танков и применялись на танкоопасных направлениях. Было издано «Краткое руководство по использованию трофейного танка T-V («Пантера»)». Но в архивах ГБТУ КА есть донесения от генералов о том, что T-V — сложен в освоении и эксплуатации, снарядов нужного калибра вечно не хватает. Так что целесообразнее применять Т-III и Т-IV.

Попробовать танки в Бою!

Использовали немецкую трофейную бронетехнику и в переделанном виде. Так, у СУ-76И, индекс «И» обозначает «иностранная база», создавали на основе Pz Kpfw III. Успели выпустить 201 машину, после чего производство прекратили в 1943 году, а СУ-76И довольно скоро исчезла из войск из-за проблем с запасными частями. С октября 1944 года трофейные танки охраняли штабы, крупные населённые пункты и железнодорожные станции, высвобождая советскую бронетехнику для фронта. Впрочем, трофейные танки и САУ провоевали в РККА до самого мая 1945 года. А некоторые даже в разгроме японцев поучаствовали.

В отличие от трофейного стрелкового оружия, которое исчезло из линейных частей массово уже в 1942 году: советская промышленность справлялась со снабжением войск и трофейное оружие изымали организованно. Другое дело, что немецким стрелковым вооружением централизованно снабжали партизан, у них и с запчастями и с патронами нужными было полегче — в бою брали. К сбору трофеев на местах боёв привлекли советских граждан. Так, за отечественный исправный стальной шлем сдатчик получил от 3 до 6 рублей, в зависимости от количества сданных касок. Немецкий шлем стоил на четверть дешевле.

Академия военных наук сообщает, что за годы Великой отечественной войны Трофейный комитет вывез с фронта: 24 612 единиц бронетехники. Понятно, что не вся она была отремонтирована и снова пущена в бой, часть пошла на металлолом. Было захвачено свыше 68 тысяч орудий, 30 тысяч минометов, 257 тысяч пулемётов,3 млн винтовок; более 114 млн снарядов, 16 млн мин, более 2 млрд различных патронов и около 50 тысяч автомобилей. Добыча металлолома составила 10 млн. тонн, включая 165 605 тонн цветного металла. В РРКА трофейные танки и САУ использовались в учебных целях вплоть до 1946 года. Потом из-за нехватки запчастей их стали выводить из эксплуатации, частично превратив в неподвижные мишени, но в основном пустив в переплавку. Есть данные, что немецкие танки, состоявшие на вооружении Сирии вплоть до 60-х годов, были поставлены из СССР, также как и советские Т-34-85.

Попробовать танки в Бою!

Имеются свидетельства, что на селе немецкие танки использовали как трактора — поле вспахать, прицеп отбуксировать, застрявшую технику из грязи вытащить. Трофейные автомобили нещадно эксплуатировали на всех возможных направлениях до тех пор, пока они буквально не рассыпались. Вплоть до середины пятидесятых годов в советской экономике была целая отрасль, занимающаяся переработкой ненужной техники и вооружений. Возле пунктов переплавки были организованы площадки по складированию и обработке, где трудились, в основном, женщины и подростки. Существовали чёткие инструкции, как обходиться со стрелковым оружием, как разряжать патроны и снаряды. Часть исправного стрелкового оружия направили на склады, как и, например, трофейные японские, польские, британские винтовки и пулемёты после Гражданской войны, которыми потом вооружали народное ополчение. По одному экземпляру немецкой бронетехники отправили в подмосковную Кубинку, в военный музей.

Немецкие каски приходились в народном хозяйстве — и как исходная база для кастрюль и мисок, и как ночные горшки в нескольких вариантах исполнения.

Источник

Военная техника, которая стала символом победы (ФОТО)

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК

Легендарный «Ишачок»

Виктор Талалихин совершил первый ночной таран на И-16. Ночью 7 августа 1941 года в районе деревни Кузнечики он встретился с пулеметным огнем Heinkel He 111, и врезался в хвост бомбардировщику. За свой подвиг он получил звание Героя Советского Союза.

Читайте также:  Контрактное производство дезинфицирующих средств

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК, Василий Малышев/Sputnik

В начале войны основным истребителем Красной армии был И-16 – один из самых малогабаритных самолетов того времени, всего 6 метров в длину. Созданный в середине 1930-х, за свою жизнь он видел немало военных конфликтов: гражданскую войну в Испании, вторую японо-китайскую войну, бои на Халкин-Голе, советско-финскую войну… Испанцы дали ему прозвище «Муха», китайцы – «Ласточка», японцы – «Овод». Но в Советском Союзе этот истребитель знали как «Ишачок». Это был первый советский самолет с убирающимися шасси, и на начальных испытаниях летчик Валерий Чкалов с трудом смог их убрать – модель была довольно тяжела в управлении – и отозвался о нем довольно критично. Впоследствии истребитель доработали, и в первые дни войны «Ишачки» встречали самолеты Luftwaffe, нередко идя на таран.

Самый легкий истребитель

Командир эскадрильи «Нормандия-Неман» майор Жан Луи Тюлян ставит боевую задачу лётчику. Як-3 в Музейном комплексе УГМК.

Сергей Лоскутов/Sputnik; Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК

В июне 1945 года на французском аэродроме Ле-Бурже приземлились летчики авиаполка Нормандия-Неман на истребителях Як-3. Это были самые легкие в управлении и маневренные самолеты тоже времени, и французы хотели летать только на них. На Як-3 французские пилоты участвовали в освобождении Литвы в ноябре 1944 и боях в Восточной Пруссии в 1945. В конце войны СССР безвозмездно передал Франции сорок таких самолетов. И сегодня один из них стоит в музее авиации Ле-Бурже.

Призрак в броне

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК

Танк КВ-1 («Климент Ворошилов», по имени Наркома обороны СССР) немцы прозвали «призраком» («Gespenst»). Действительно, он стал для них большим сюрпризом. При весе в 47 тонн у КВ была броня толщиной в 75 мм – ее было фактически невозможно пробить на тот момент. Эти танки выдержали 1941-1942 год, останавливая немцев на Западном фронте. В бою под Расейняем (современная Литва) в июне 1941 один танк КВ двое суток сдерживал целую немецкую военную колонну. Ночью танк подорвали диверсанты, но все, что они смогли – это повредить ему гусеницы. Танк был обездвижен и превратился в огневую точку. Уничтожить его смогли только зениткой – вместе с экипажем.

Танк, изменивший ход войны

На медали «За оборону Москвы» изображен танк Т-34 на фоне кремлевской стены.

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК, Fdutil (CC BY-SA 3.0)

Т-34 – один из самых узнаваемых символов войны и самый массовый танк СССР. Только на Урале (в Нижнем Тагиле, Челябинске и Свердловске – современном Екатеринбурге) с 1942 по 1944 было выпущено около 25 тысяч «тридцать четверок». Собирали Т-34 также в Харькове, Горьком (Нижнем Новгороде), Сталинграде (Волгограде), Омске.

На севере Московской области находится музей Т-34 – единственный в мире, посвященный одному танку. Именно здесь, в районе деревни Шолохово, всего в 30 км от Кремля, в декабре 1941 года были остановлены немецкие войска. В контрнаступлении Красной армии особую роль сыграли новые советские средние танки Т-34, которые смогли отбросить противника почти на 250 км от столицы. Один лишь экипаж под командованием старшего лейтенанта Дмитрия Лавриненко («танкового аса»), защищая Москву, за два месяца поразил полсотни немецких танков.

Коренной перелом в войне наступил после Курской битвы – самого масштабного танкового сражения в истории, в котором участвовали около двух миллионов человек, шести тысяч танков и четырех тысяч самолетов. Две трети советских танков составляли средние Т-34.

«Башни от Т-34 устанавливались и на другие образцы военной техники, например, на речные бронекатера проектов 1124 и 1125 Дунайской и Волжской флотилий, за что их называли “речными танками”», – рассказывает начальник экскурсионного отдела Музейного комплекса УГМК Григорий Павлюков.

Этот катер принимал непосредственное участие в Сталинградской битве осенью 1942. Высаживая раненых у Северного причала, он был затоплен немцами. Сегодня он отреставрирован и стоит в музее военной техники недалеко от Екатеринбурга.

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК

В годы войны многие заводы, колхозы и даже творческие объединения собирали средства на строительство военной техники. В 1944 году на средства прихожан Русской православной церкви была построена колонна из 40 танков Т-34 «Димитрий Донской» (19 T-34-85 и 21 танк OT-34). Они участвовали при форсировании Днестра, в освобождении Вены и Праги, вели бои на улицах Берлина. После войны различные модификации Т-34 стояли на вооружении более 40 стран.

Пушка на гусеницах

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК

В Курской битве впервые приняли участие и тяжелые самоходные установки СУ-152 (со 152-мм орудием) на базе КВ-1. Они применялись против новых немецких «Тигров» и «Пантер», за что и получили у противников прозвище «консервный нож». В 1944 году, когда вместо морально устаревших КВ-1 у Красной армии появился самый мощный танк Советского Союза ИС-2 («Иосиф Сталин») с 120-мм броней и 122-мм пушкой, «самоходки» стали делать на их основе. Так появились ИСУ-122 (с оружием калибра 122-мм) и ИСУ-152 (152-мм).

«Катюша» и «Андрюша»

Уничтожающий огонь гвардейских минометов в Берлине.

«Выходила на берег Катюша, на высокий берег, на крутой», – поется в советской песне о девушке, которая скучает по возлюбленному в армии. А после 14 июля 1941 года, когда батарея капитана Ивана Флерова с крутого берега нанесла удар по скоплению вражеской техники на железнодорожном узле под Оршей (Беларусь), прозвище «Катюша» получила реактивная система залпового огня БМ-13. «Огневой налет был подобен урагану», – так немецкие газеты описывали разрушительное действие «Катюши». Реактивный огонь – штука страшная. Взрывные волны от нескольких снарядов пересекаются, круша все на своем пути. При этом «Катюша» издавала очень характерный вой, за который немцы называли ее «оргАн Сталина». «Катюши» прошли всю войну, от Москвы до Берлина, став настоящими символами Победы.

Читайте также:  Средство для мытья пола 1 л glorix глорикс лимонная энергия дезинфицирующее

Изначально реактивные снаряды применялись в авиации, но в 1938-1941 советские конструкторы создали многозарядную пусковую установку, которую можно было монтировать на разные базы. БМ-13 (со снарядами 132-мм калибра) чаще всего устанавливали на американские грузовики Studebaker US6, которые поставлялись в СССР по ленд-лизу, БМ-8-24 (82-мм) – на танки Т-60 вместо башни, тракторы-тягачи, катера (фото из музея). В 1944 году на вооружение поступили более мощные установки БМ-31-12 со снарядами калибра 310 мм, каждый из которых весил по 90 кг! Они получили прозвище «Андрюша». Красноармецы давали прозвища и реактивной артиллерии противников, называя минометы Nebelwerfer «Ванюшами».

Главный голливудский танк в СССР

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК

В фильме «Ярость» главный герой Бреда Питта командует танком «Шерман», самым известным танком США. Но на них ездили не только американцы: с 1942 года около четырех тысяч таких танков было поставлено по ленд-лизу в СССР. На американских заводах делали подарки советским танкистам: прятали бутылки с виски в дуле танка. Об этом узнали, когда один из таких подарков разбился («командир танка Виктор Акулов чуть не плакал, увидев такую потерю»!) при чистке пушки, вспоминает Дмитрий Лоза в книге «Танкист на иномарке». После этого новые американские «подарки» доставали из дула на брезент. Эти танки впервые приняли участие в Курской битве, успев побывать на всех фронтах.

Из колхоза на фронт

ГАЗ-ММ. «Дорога жизни», 1942.

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК, TASS

Во время войны на фронт забирали мирную технику, переделывая ее под нужды армии. Грузовики ГАЗ-АА и его модификация ГАЗ-ММ, или «полуторки», как их называли (они могли перевозить до полутора тонн грузов) стали символом военного времени. Их делали огромными тиражами – до войны было выпущено около миллиона экземпляров для народного хозяйства. Во время войны выпуск грузовиков не прекращался, но старались экономить металл, поэтому вместо дверей вешали шторки из ткани, кабину делали из дерева, фару ставили только одну, а то и вовсе обходились без нее. Колесная техника требовалась постоянно: даже по ленд-лизу именно автомашин было поставлено больше, чем какой-либо другой техники (более 400 тысяч машин против 11 тысяч самолетов и 12 тысяч танков). «Полуторки» перевозили бойцов, боеприпасы, использовались для установки вооружения.

Во время блокады Ленинграда единственной связью со страной была 30-километровая ледовая переправа на Ладожском озере – «Дорога жизни». Навигация для автомобилей открылась в ноябре 1941: тогда на еще тонкий лед вышли первые несколько десятков таких «полуторок». Двигались с выключенными фарами и светомаскировкой, чтобы не попасть под обстрелы – линия фронта проходила рядом. Только в первую зиму в осажденный город привезли 360 тысяч тонн грузов, а из Ленинграда эвакуировали полмиллиона жителей, в первую очередь, детей.

Бронепоезд из «овечки»

БП-43 – бронепоезд образца 1943 года. Локомотив находится в центре состава, чтобы толкать вагоны как вперед, так и назад. По обе стороны паровоза стоят артиллерийские платформы с башнями от танка Т-34 и пулеметными гнездами для кругового обстрела. Замыкают поезд платформы ПВО с зенитными пушками.

Николай Ковалевский/Музей военной техники УГМК, Archive photo

Гражданские паровозы и поезда тоже служили на фронте. Без железной дороги была бы невозможной эвакуация двух с половиной тысяч заводов, музеев, театров, причем большая часть — в первые три месяца после начала войны. Только представьте: перевезти целое предприятие со станками, инструментами и лабораториями на две тысячи километров!

Одним из самых массовых паровозов в те годы был «Ов», который ласково называли «овечкой»: он казался миниатюрным на фоне гигантов серий «Э» и «ФД». Он тянул и эвакуационные эшелоны, и санитарные составы, и даже бронепоезда. Оказалось, что если поставить броню на другие паровозы, то они под собой просто ломают рельсы.

Именно такой поезд №746 построили в 1943 году на средства Московского метрополитена. Большая часть экипажа, 58 человек – это сами работники метрополитена. Он принимал участие вместе с таким же бронепоездом № 737 на первом, самом тяжелом этапе Курской битвы. В течение трех дней они прикрывали 20-километровый участок между Белгородом и Прохоровкой, подбив за три дня четыре самолета, шесть танков и нескольких минометных батарей, пока не были выведены из строя у станции Сажное, где до сих пор в стволах деревьев остался металл от снарядов. Тогда экипажу пришлось эвакуироваться, а поезда уничтожить. Эта задержка наступления вражеских войск на целых три дня дала возможность Красной армии подготовиться к решающему танковому сражению на Прохоровском поле.

Борис Перлин (командир бронеплощадки): » Трое суток наш бронепоезд, не зная передышки, сдерживал «тигры» и фердинанды» и отражал зенитными средствами многочисленные налеты вражеской авиации. День 7 июля был самым напряженным для наших войск. Из-за непрерывной стрельбы внутри бронеплощадки стало невыносимо жарко, вся команда сняла с себя гимнастерки и даже нательные рубашки. Пот заливал глаза, мешая вести прицельный огонь. Пороховые газы мешали дышать. Это был экзамен не на аттестат зрелости, а на жизнь или смерть. Фашистские танки так и не прошли на нашем участке. Но и бронепоезд был полностью выведен из строя: разбиты все бронеплощадки, паровоз».

Источник

Adblock
detector