Меню

Что такое выразительные средства русской фонетики



10.1 Выразительные средства русской фонетики

Видеоурок: Выразительные средства фонетики. Звукопись

Лекция: Выразительные средства русской фонетики

Чтобы речь была приятной и выразительной, она должна быть благозвучной, гармоничной, этому способствует также использование ритма, рифмы, приёмов звукописи и других средств. Давайте попробуем разобраться в этом.

Благозвучие речи – такое сочетание звуков, которое приятно слышать и легко произносить.

Очень часто плохо звучат слова со стечением согласных или гласных звуков, повторяющиеся слоги или слова. Вот пример неблагозвучия: Узнали ли литературный приём?

В литературе, особенно в поэзии, очень часто используют приёмы звукописи .

Если повторяются одинаковые или сходные согласные, то приём называется аллитерация.

Приём этот помогает передать описание предмета через его звуковое сопровождение:

При прочтении замечаешь повторение звуков «г» и «р», кажется, что слышен стук лошадиных копыт: «Грабь. Гроб. Груб». В.Маяковский – автор этого стихотворения – считал, что создаёт «слышимую поэзию»…

Если в речи повторяются гласные звуки – это ассонанс.

Бывает так, что ассонанс и аллитерация используются одновременно:

Я вольный ветер, я вечно вею,

Волную волны, ласкаю ивы,

В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею,

Лелею травы, лелею нивы.

Повторяются гласные «о» и «е» и согласные «в», «л», это даёт ощущение свободы, лёгкости. Кажется, что чувствуешь дуновение ветра, веющего по нивам, качающего спелые колоски пшеницы…

Выразительные средства русской фонетики дают нам возможность по-другому взглянуть на мир поэта, лучше понять смысл стихотворения, услышать его звучание, создать звуковые и зрительные ассоциации.

Источник

Фонетические средства выразительности

Как звуки могут быть выразительными

Нередко мы слышим или читаем о том, что наш родной язык очень красивый и благозвучный. Так говорят о нем и иностранцы, которые не знают русского языка. То есть они судят только по впечатлению от звучащей речи. Почему же русская речь воспринимается на слух как красивая, благозвучная?

Причин этому несколько.

В нашем языке не так много слов, в которых рядом расположено три и более согласных. Мало и таких слов, в которых рядом два гласных (звука, а не буквы: в слове «её», например, между гласными согласный Й).

Звуки речи можно описать не только с точки зрения артикуляции (гласные или согласные и т.п.), но и как все вообще звуки с точки зрения акустики (акустика – это раздел физики, изучающий звуки). Выяснилось, что звуки речи, обладающие определенными акустическими характеристиками, воспринимаются как приятные, тогда как те, что обладают другими характеристиками, – как неприятные. В русском языке много «приятных» звуков. Однако в создании выразительного произведения участвуют и те, и другие.

Использование автором различных фонетических средств речевой выразительности является также основой звукового символизма.

Какие фонетические средства выразительности существуют

Во-первых, надо отметить, что писатели и особенно поэты пользуются и просто особенностями слов для создания образа. Допустим, подбирают слова с примерно равным количеством гласных и согласных. Это нельзя считать в полной мере средством выразительности, но произведение в этом случае воспринимается как легкое и музыкальное.

Во-вторых, есть и собственно фонетические изобразительные средства.

Аллитерация

Повторение на обозримом участке текста одной и той же согласной называется аллитерацией. Например, у А. Ахматовой: «В беЛом пЛамени кЛонится куст / Ледяных осЛепитеЛьных роз» (в первой строке твердый Л, а во второй – мягкий Л’).

Вариант этого приема – так называемая скандинавская аллитерация, когда все слова, скажем, в названии начинаются на одну и ту же букву. Особенно она популярна в Англии. Допустим, у Г. К. Честертона цикл «Пять праведных преступников», у Дж. Роулинг герои Годрик Грифиндор, Салазар Слизерин, Минерва Макгонагал и т.д.

Ассонанс

Это повторение в одной строке или фразе одинаковых гласных.

Имеется в виду повтор именно звуков, а не букв.

Приведем пример ассонанса на звук [А] из стихотворения А. Блока:

О, весна без конца и без краю —
Без конца и без краю мечта!

Звукоподражание

Звукоподражание – это использование звуков речи, передающих какие-либо природные звуки для создания целостной картины в произведении. Самые распространённые примеры звукоподражания связаны с употреблением шипящих для передачи шорохов и шуршания или звуков [Г] и [Р] для передачи грохота. Приведем пример из стихотворения А. Барто:

Скажи потише:
«Шесть мышат» —
И сразу мыши
Зашуршат.

Что мы узнали?

Среди изобразительных средств языка, помогающих автору создать эффектную и достоверную картину жизни, есть и фонетические. Они основаны на свойствах звуков и особенностях их восприятия людьми. Среди фонетических средств можно выделить аллитерацию, ассонанс, звукоподражание.

Источник

Выразительные средства фонетики

Мы живем в мире звуков. Одни звуки вызывают положительные эмоции, другие – настораживают, волнуют, вызывают чувство тревоги или успокаивают и навевают сон. Звуки вызывают образы. При помощи комбинации звуков можно оказывать эмоциональное воздействие на человека, что мы особенно воспринимаем, читая художественные литературные произведения и произведения русского народного творчества.

В художественных произведениях, и главным образом в поэзии, используются различные приемы усиления фонетической выразительности речи.

Особым образом организованная поэтическая речь получает яркую эмоционально-экспрессивную окраску. В этом – одна из причин того, почему содержание стихов не допускает «пересказа в прозе».

Звукопись — прием усиления изобразительности текста с помощью повторения ударных и безударных слогов, гласных и согласных звуков.

Наиболее распространенной формой звукописи являются поэтические повторы, образующие особое построение текста. Это придает тексту своеобразную симметрию.

Например:
Я мечтою ловил уходящие тени ,
уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени ,
И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались ,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали рисовались ,
Вкруг меня раздавались от Небес до Земли.

(Бальмонт)

Основной принцип усиления фонетической выразительности речи состоит в подборе слов определенной звуковой окраски, в своеобразной перекличке звуков. Звуковое сближение слов усиливает их образную значимость, что возможно только в художественном тексте, где каждое слово выполняет важную эстетическую роль.

Главным способом усиления фонетической выразительности художественной речи является звуковая инструментовка — стилистический прием, состоящий в подборе слов близкого звучания.

Например:
П и р уе т П е тр . И г ор д, и я сен,
И сл а вы п о л о н вз ор ег о .
И ц ар ск и й п и р ег о пр ек ра сен.

Здесь повторяются гласные [о], [а] и согласные [п], [р], [т]. Это делает стих музыкальным и ярким; в богатстве звуковых повторов словно отражается широта размаха воспеваемого победного торжества. Звучание речи подчеркивает основные, доминирующие в тексте слова пирует Петр.

Обычно стих бывает инструментован (как в нашем примере) повторением сразу нескольких звуков. И чем больше их вовлекается в такую «перекличку», чем яснее слышится их повторение, тем большее эстетическое наслаждение приносит звучание текста.

Такова звуковая инструментовка пушкинских строк: Взг л яни: п о д отда ле нным св о д о м гу л яет в ол ьная л уна; Вз леле я н ы в в о ст о ч но й н е г е , на с е в е р но м, п е ча льно м с не г е вы н е о стави л и сл е д о в (о ножках); Ей рано нра вились ро м ан ы; Чья б ла го р одная р ука пот р еп л ет ла в р ы ст ар ика!; И дам об дума нный на ря д ; Кро вать, по кры тая ко в ро м; Насл е дник о в с ер дитый х ор зав о дит неп р ист о йный сп ор и т. д.

Вместо термина «звуковая инструментовка» иногда употребляют другие: говорят «инструментовка согласных» и «гармония гласных». Теоретики стиха описывают разнообразные типы звуковой инструментовки. Назовем лишь самые главные из них.

В зависимости от качества повторяющихся звуков различают аллитерацию и ассонанс.

Аллитерацией называется повторение одинаковых или сходных согласных.

Аллитерация — древнейший стилистический прием усиления выразительности стиха повторами согласных звуков. Этот прием встречается в народной поэзии и в литературе всех народов мира. Им богаты стихи Гомера, Гесиода, Горация, Вергилия и многих позднейших поэтов Европы — Данте, Петрарки, Ронсара, Шекспира. Чувство меры и художественный такт поэта определяют выбор, характер и уместность аллитерации в стихе; правил пользования ею нет и быть не может.

В русском народном стихе аллитерация занимает заметное место. Звучные аллитерации рассыпаны в тексте «Слова о полку Игореве»:

.. Тр убы тр убят в Нове гр аде, ст оять ст язи в Пу т ивле.

Звукосочетания [тр] и [гр] создают ощущение собирающегося войска, в этих звукосочетаниях слышатся звуки военных маршей, грохот военного оружия, тогда как звукосочетание [ст] дает ощущение стабильности, но вместе с тем и скрытой угрозы. Все вместе – передает напряжение перед битвой, с одной стороны, уже волнительного, с другой стороны – пока еще спокойного настроения.

Великолепными мастерами аллитерации были А.С. Пушкин, Ф. И.Тютчев, А. П. Сумароков, Г. Р. Державин и К. Н. Батюшков, Н. М. Языков, Н. А. Некрасов.

Например:
Не в а в зду в алась и ре в ела
Ко т ло м клоко ча и кл убясь.

(А.С. Пушкин)


Во л га , Во л га , в ес но й м ногово дной
Ты не т а к за лив ае шь пол я .

(Н. Некрасов)

В строфе из стихотворения Бальмонта повторяется звук [ л ]:
Л ебедь уп л ы л в по л умг л у,
Вда л ь, под л уною бе л ея.
Л астятся во л ны к вес л у,
Л астятся к в л аге л и л ея.

В пушкинских строчках заметны аллитерации на [н ], [ д ], [ с ], [ в ]:
Н а с танет н очь; лу н а обхо д ит
Д озором д альний св о д небе с ,
И с оло в ей в о мгле д ре в е с
Н апе в ы з в уч н ые за в о д ит.

С наибольшей определенностью наш слух улавливает повторение согласных, стоящих в предударном положении и в абсолютном начале слова. Учитывается повторение не только одинаковых, но и сходных по какому- то признаку согласных. Так, возможна аллитерация на д — т или з — с и т. д.

Например:
Ма рш !
Чт о б вр е м я
сзади
яд р ами р валось.
К с т а р ым дням
Чт о б ве тр о м
о т носило
Т олько
пу т аницу волос
(Маяковский).

Аллитерации на [ р ] в первой части этого отрывка, чеканный ритм, отрывистое звучание этих строк не оставляют сомнения в назначении звукописи, которой поэт стремится передать музыку марша, динамику борьбы, преодоления трудностей.

В иных случаях образная символика звукописи более отвлеченна.

Так, только воображение поможет нам почувствовать в аллитерациях на ж — з леденящий холодок металла в отрывке из стихотворения Н. Заболоцкого «Журавли»:
А во ж ак в руба ш ке и з металла
Погру ж ался медленно на дно,
И з аря над ним обра з овала
З олотого з арева пятно.

Звуковой символизм до сих пор оценивается исследователями неоднозначно. Однако современная наука не отрицает того, что звуки речи, произносимые даже отдельно, вне слов, способны вызывать у нас незвуковые представления. В то же время значения звуков речи воспринимаются носителями языка интуитивно и поэтому носят довольно общий, расплывчатый характер.

Как утверждают специалисты, фонетическая значимость создает вокруг слов некий «расплывчатый ореол» ассоциаций. Этот неопределенный аспект знания вами почти не осознается и лишь в некоторых словах проясняется, например: репей, хрыч, мямля, балалайка — арфа, лилия. Звучание таких слов заметно влияет на их восприятие.

В художественной речи, и прежде всего в поэтической, сложилась традиция деления звуков на красивые и некрасивые, грубые и нежные, громкие и тихие. Употребление слов, в которых преобладают те или иные звуки, может стать в поэтической речи средством достижения определенного стилистического эффекта.

Органическая связь звукописи с содержанием, единство слова и образа придает звуковой инструментовке яркую изобразительность, однако восприятие ее не исключает субъективности. Вот пример из стихотворения Асеева «Заплыв»:
Легши на бок ,
напрягши плечо,
Я вперед уплываю
еще,—
постепенно
волной овладев,
по веселой
и светлой воде.
И за мной ,
не оставив следа,
Завивает
воронки вода .

Нам представляется, что аллитерации на ш — п передают скольжение по волнам; настойчивое повторение [в ] в последних строчках вызывает представление о замкнутой линии, круге, что ассоциируется с воронками на воде.

Установление такого «звукосмыслового подобия» может опираться на довольно сложные ассоциации.

Например , в строчках Б. Пастернака
С в о й со н за писывал Шо пен
На черной выпилке пюпитра —

можно увидеть фантастические очертания сна в прихотливом рисунке звуковых повторов и в необычном для русской фоники сочетании звуков в слове «пюпитр»

В стихотворении Маршака «Словарь» изобразительна такая строка: В его столб ца х мер ца ют искры чувства. Здесь дважды повторенное сочетание ца как бы изображает «мерцание».

Независимо от образного осмысления звукописи, ее использование в поэтической речи всегда усиливает эмоциональность и яркость стиха, создавая красоту его звучания.

Аллитерация — самый распространенный тип звукового повтора.

Это объясняется доминирующим положением согласных в системе звуков русского языка. Согласные звуки играют в языке основную смыслоразличительную роль. Действительно, каждый звук несет определенную информацию. Однако шесть гласных в этом отношении значительно уступают тридцати семи согласным.

Сравним «запись» одних и тех же слов, сделанную при помощи только гласных и только согласных. Вряд ли можно угадать за сочетаниями еаи, аюо, уи, еао какие-либо слова, но стоит передать те же слова согласными, и мы без труда «прочитаем» фамилии русских поэтов: «Држвн, Бтшкв, Пшкн, Нкрсв». Такая «весомость» согласных способствует установлению разнообразных предметно-смысловых ассоциаций, поэтому выразительно-изобразительные возможности аллитераций очень значительны.

Другим, также распространенным, видом звукового повтора является ассонанс.

Ассонанс — приём усиления изобразительности текста путём повторения гласных звуков.

Например:
Я в о льный в е т е р, я в е чн о в е ю,
В о лную в о лны, ласкаю ивы,
В В е твях вздыхаю, взд о хнув, н е м е ю,
л е л е ю травы, л е л е ю нивы.

Здесь повторяются гласные «о» и «е».

В основе ассонанса обычно оказываются только ударные звуки, так как в безударном положении гласные часто изменяются. Поэтому иногда ассонанс определяют как повторение ударных или слабо редуцированных безударных гласных.

Так, в строках из «Полтавы» Пушкина ассонансы на а и на о создают лишь выделенные гласные:
Тих а укр а инская н о чь.
Пр о зрачн о неб о .
Зв ё зды блещут.
Св о ей дрем о ты прев о зм о чь
не хочет воздух.

И хотя во многих безударных слогах повторяются варианты этих фонем, переданные буквами о, а, их звучание не влияет на ассонанс.

В тех случаях, когда безударные гласные не подвергаются изменениям, они могут усиливать ассонанс.

Например , в другой строфе из «Полтавы» звучание речи определяет ассонанс на у; поскольку качество этого звука не меняется, и в безударном положении у подчеркивает фонетическое сходство выделяемых слов:
Но в иск у шеньях долгой кары,
Перетерпев с у деб у дары,
Окрепла Русь.
Так тяжкий млат,
Др о б я стекло,
К у ет б у л а т.

В последних двух строках ассонанс на у соединяется с ассонансом на а.

В одном и том же тексте различные звуковые повторы часто используются параллельно.
Мел о, мел о по вс ей земле
В о все пр е д е лы.
Све ча гор ел а на с то ле ,
Све ча гор ел а
(Пастернак).

Здесь и ассонанс на е , и аллитерации на м, л, с, в ; повторяются сочетания согласных: мл, вс — св . Все это создает особую музыкальность поэтических строк.

Каждый хоть раз в жизни слышал или произносил считалочку, с помощью которой можно успокоить плачущих детей: « Т и ш е, мы ш и, ко т на кры ш е. А ко т я т а е щ ё вы ш е».

Почему одни фразы (стихи, скороговорки, цитаты) каждый из нас помнит и произносит всю жизнь? Как действуют заговоры, приговоры, бабки-шептуньи и пр.? В чем секрет популярных лозунгов и слоганов (политических, рекламных)? Мы уверены, что во всем этом большое значение имеет звукопись.

Диссонанс – сложный вид звукописи, построен на использовании созвучных, но не рифмуемых слов; благодаря этому приему стихотворение приобретает звуковую цельность.

Например:
Было:
социализм —
восторженное слово !
С флагом,
с песней
становились слева ,
и сама
на головы
спускалась слава .
Сквозь огонь прошли,
сквозь пушечные дула .
Вместо гор восторга
горе дола .

Стало:
коммунизм —
обычнейшее дело .

(В. Маяковский)

Крут
буржуев
озверевший норов .
Тьерами растерзанные,
воя и стеная ,
тени прадедов —
парижских коммунаров —
и сейчас
вопят
парижскою стеною .

(В. Маяковский)

Заберусь на рассвете на серебряный кедр
Любоваться оттуда на маневры эскадр .
Солнце, утро и море! Как я весело- бодр ,
Точно воздух — бездумен, точно мумия — мудр .
Кто прославлен орлами — ах, тому не до выдр .

(И. Северянин)

Одним из видов аллитерации считается звукоподражание.

Звукоподражание – создание с помощью звуков и слов более конкретного представления о том, что говорится в данном тексте.

Звукоподражание – простейший вид инструментовки состоит в том, что поэт определенным подбором звуков как бы намекает на звуковую сторону изображаемого.

Например:
Вве р ху р ычат ге р манские мото р ы:
— Мы фю р е р а поко рр ные р абы,
Мы п р евращаем го рр ода в г рр обы,
Мы — сме р ть. Тебя уже не будет ско рр о.

(«Пулковский меридиан» В. Инбер)

Повторение звука [р ] создаёт иллюзию звука мотора немецкого самолёта, страшный звук бомбардировок. И хотя такое звукоподражание считается элементарным видом аллитерации, но нельзя не признать, что в приведенном отрывке прекрасно передано рычанье фашистских самолетов над осажденным Ленинградом.

Так, у Маяковского в фразе: «Били копыта, пели будто: гриб-граб-гроб-груб ...» – даётся довольно чёткая имитация стука копыт.
Знакомым ш умом ш оро х и х вер ш ин.
(А.Пушкин)

Речь о соснах; подбором звуков [ш] и сближением двух скользящих придыхательных [х] воспроизведен их шум.
Чуть слы ш но, бес ш умно ш ур ш ат камы ш и.
(К.Бальмонт)


Дро гнул дол , у дар р аз да лся.

(А.Майков)

Речь о взрыве; четыре [д], три [р], два ассонанса («уДАр разДАлся») напоминают и звук взрыва, и раскат этого звука.
Тв оей тв ердыни ды м и гро м.
(А.Пушкин)

Речь о пушечном салюте; дважды [тв], два раза [ды] соотносятся со звуками пальбы.

Вот образец гораздо более тонкого звукоподражания:
И бл еск, и ш у м , и го в о р б а л ов,
А в ч ас п и р у ш ки хо л остой
Ш и п енье п енистых б ока л ов
И п ун ш а пл амень го л у б ой.

(А.Пушкин)

Здесь господствуют губные звуки ([б], [в], [м], [п]), шипящие ([ч], [ш]) и сонорные ([р], [л]), составляющие массив в 28 звуков и 44 согласных этого отрывка, то есть 64%.

Ещё один приём, который используется реже других – ономатопея.

Это слова, которые имитируют собственное значение. Такими словами являются слова «храп», «хруст», и производные слова «храпеть», «хрустеть» и т.п.

Например:
И хруст песка, и храп коня
(А. Блок)

Морозом выпитые лужи
хрустят и хрупки , как хруст аль

(И. Северянин)

Более сложный приём звукописи — каламбурная рифма.

Каламбурные рифмы – это рифмы, построенные на игре слов и звуковом сходстве.

Часто они используются с целью достижения комического эффекта. Пример такой рифмы есть у разных авторов, таких как, например, А. С. Пушкин, Д. Д. Минаев, В. В. Маяковский и другие.

В каламбурной рифме используются многозначные слова, а также омонимы – когда между словами устанавливается лишь звуковое тождество, а смысловые ассоциации отсутствуют.

Например:
Вы, щенки! За мной ступайте!
Будет вам по калачу ,
Да смотрите ж, не болтайте,
А не то поколочу .

(А. С. Пушкин)

Он двадцать лет был нерадив ,
Единой строчки не родив .
(Д. Д. Минаев)

Область рифм — моя стихия ,
И легко пишу стихи я ,
Без раздумья, без отсрочки
Я бегу к строке от строчки ,
Даже к финским скалам бурым
Обращаюсь с каламбуром .
(Д. Д. Минаев)

Ещё один прием звукописи анафора и эпифора. Так называют подраздел звукописи, различающий её по местоположению в стихе.

Эпифора — повторение конца стиха.

Анафора, или единоначатие, — стилистический прием, заключающийся в повторении сродных звуков, слов, синтаксических или ритмических построений в начале смежных стихов или строф.

Звукопись — применение разнообразных фонетических приёмов для усиления звуковой выразительности речи.

Звукопись позволяет значительно (в разы) усилить воздействие речи и текста, подбирая слова с “правильными звуками”.

Например:
Трое сут о к было с лы ш но, как в дороге скуч ной, долгой
Пере стук ивали стык и: на во сток , во сток , во сток. ..

( П. Антокольский воспроизводит звук вагонных колёс.)

Или:
Воз л е ме н я по путям двига л ся ло к о м о тив.
С пра в а по р ельс а м про ех а л паро воз.

Звукопись часто встречается в русской литературе, особенно в стихах. Очень здорово её использует К.Д. Бальмонт, который дал образную характеристику звукам речи (звук есть «малый колдующий гном», волшебство) и, конечно, В.В. Маяковский.

Основные функции звукописи

Художественное назначение звукописи может заключаться в простом создании гармонии, музыкального звучания речи (У Ч е р н о го м ор я ч ина р а стоит молодая… — Лермонтов М. Ю.). Такое использование звукописи, если оно не наносит ущерба логической стороне речи, вполне эстетически оправдано. Стройное повторение созвучий и отдельных согласных придает речи особую красоту.

Однако художники слова обычно не довольствуются красотой звучания речи и стараются привлечь звукопись к решению более сложных стилистических задач. Звукопись может выполнять серьезную смысловую функцию в поэтической речи: подчеркивать логически важные слова, художественные образы, мотивы, темы. На эту сторону звукописи обращал внимание В.В. Маяковский, рассказывая об особенностях художественного творчества. В статье «Как делать стихи?» он писал: «Я прибегаю к аллитерации для обрамления, для еще большей подчеркнутости важного для меня слова». Звуковое подобие слов часто подчеркивает смысловую близость, однородность предметов. Звуковые повторы выделяют однородные члены предложения.

Звукопись может играть композиционную роль: сообщать сходное звучание смысловым отрезкам фразы и отличать фонетически каждый новый поэтический образ.

Например:
Ты р в ан у лась движеньем ис пу ганной п тицы,
Ты п рошла, сло в но сон мой легка.
И в з д о х н у ли дух и, зад ре мали рес ни ц ы,
За ш е пт ались т рево ж но ш елка.

(А. Блок)

Здесь повторение звуков в — у — п в первой строке объединяет слова, связанные с образом птицы; иную звуковую окраску получает сравнение словно сон; «перекличка» согласных и гласных отличает последующие речевые отрезки, разделенные паузами: за словосочетанием «вздохнули духи» словно слышится вздох (эту иллюзию создает сочетание звуков д — у — х), образное выражение «задремали ресницы» получает особую экспрессию благодаря гармонии созвучий ре — ре, з — с — ц; наконец, в последующей строчке выразительная аллитерация на шипящие отражает шум шелковых нарядов промелькнувшей таинственной незнакомки…

Таким образом, развитие темы находит последовательное отражение в аллитерациях и ассонансах.

Как выразительное средство используются звуковые повторы в заголовках газетных и журнальных статей, художественных произведений («Роса на рассвете», «Фонтаны Федоровки»). Такое использование звукописи можно назвать привлекающим внимание.

Если провести аналогию с приготовлением пищи, то звукопись позволяет не скучно готовить блюдо, а свободно экспериментировать в процессе, добавляя приправы и специи.

Пересаливать свою речь (устную, письменную) аллитерацией и ассонансом не стоит. Гораздо эффективней с их помощью подчеркнуть её основную сущность, вычленить сердцевину смысла, царапая собеседника в самое сердце.

Упражняясь в звукописи, можно не просто развить внимание, память и расширить словарный запас, но и (самое главное) почувствовать, как легко Ваши фразы изменяют свое звучание с МОЩНОГО и ВЕЛИЧЕСТВЕННОГО, на ТИХОЕ и ПРОНИКНОВЕННОЕ, стоит лишь правильно подобрать слова.

Процесс повелевания предложениями приятно поражает. Затягивает. Позволяет получить положительные эмоции при написании даже самых скучных текстов.

Замечать звукопись в текстах других авторов – отдельное умение и удовольствие.

Источник

Читайте также:  Какие самые лучшее противозачаточное средство
Adblock
detector