Что такое эффективное средство правовой защиты

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет пра­во на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нару­шение было совершено лицами, действовав­шими в официальном качестве.

1. Устанавливая в пользу тяжущихся дополнительную гарантию эффективного пользования правами, которые гарантирует Конвен­ция, статья 13 требует, чтобы там, где лицо считает, что оно понесло ущерб в связи с действиями, по его утверждению, нарушающими Конвенцию, оно должно иметь средство правовой защиты перед на­циональными властями, с тем, чтобы они рассмотрели жалобу, и чтобы, если необходимо, лицо могло добиться возмещения ущерба.

Несмотря на или в силу своей сжатой (лаконичной) формули­ровки, способ, которым была написана эта статья, кажется, с первого взгляда, запутывает (вводит в заблуждение) как толкователя, так и доктрину. Судебная практика сумела осуществить тонкое кадриро­вание, чтобы сделать осуществление права, которое гарантируется, таким конкретным и эффективным, насколько это возможно, учиты­вая контекст, в котором указанная норма должна применяться. Та­ким образом, определенное наложение может произойти между рассматриваемым правом и другими материальными правами, такими, как право на жизнь, право на справедливое судебное разбирательст­во и право на уважение личной жизни, в отношении которых судебная практика осветила определенные аспекты процессуального по­рядка, следуя за позитивными обязанностями Государств. Очень тесные связи существуют так же между правом на эффективное средство правовой защиты и нормой о предварительном исчерпании внутренних средств правовой защиты, так и то и другое составляет две стороны одного и того же принципа дополнительности (субсидиарности), который господствует во всей Конвенции. (Cf. p. ex. но­вой судебной практики № 69).

I. Общие правила — Толкование

II. Особый случай — Толкование

d. Справедливое судебное разбирательство

I. Общие правила

2, Гарантируя право, которое должно быть конкретным и эф­фективным, статья 13 не должна толковаться как требующая внутреннего средства защиты в отношении любой жалобы, хотя бы и необоснованной, которую лицо может представить в соот­ветствии с Конвенцией. В этом отношении Суд развил понятие приемлемости жалобы, которая может составить предмет эф­фективного средства защиты. Судебная практика не намеревается давать абстрактные определения понятию «приемлемость». Для того чтобы определить, применима ли статья 13 в данном случае, Суду достаточно установить с учетом фактов дела и существа юридических проблем, поднятых в связи с данным делом, имеет ли основания жалоба о том, что не были выполнены требования ста­тьи 13. В случае положительного ответа лицо должно располагать эффективным средством защиты в государственном органе.

В отношении того, что касается природы государственного органа, на который ссылается Конвенция, то он не обязательно во всех случаях должен быть судебным органом в строгом смысле сло­ва.

Более того, совокупность средств защиты, предлагаемых внутренним правом, может выполнить требования статьи 13, даже если ни одно из них не отвечает в целом ей одной.

Что касается эффективности средства защиты, судебная практика уточнила, что она с точки зрения целей статьи 13 не за­висит от однозначной предопределенности благоприятного исхода. Конвенция требует, чтобы средства защиты были в принципе эф­фективными, и на практике, и по закону, в том, в частности, пла­не, что их использованию не должны безосновательно препятство­вать действия или, наоборот, бездействие национальных властей.

3. Содержание и смысл нормы. «Статья 13 требует, чтобы там, где лицо считает, что оно понесло ущерб в связи с действиями, по его утверждению, нарушающими Конвенцию, оно должно иметь средство правовой защиты перед национальными властями, с тем, чтобы они рассмотрели жалобу, и чтобы, если необходимо, лицо могло добиться возмещения ущерба. Таким образом, нужно тракто­вать статью 13 как гарантирующую «эффективные средства право­вой защиты перед государственным органом» каждому, кто полага­ет, что его права и свободы, гарантированные Конвенцией, были нарушены». (Klass et al, 64; см. так же Silver et al., 113; Lithgow et al, 205; Leander, 77; Boyle et Rice, 52; Plattform «Arztefur das Leben» («Врачи за жизнь»), 25).

4. Эффективное средство защиты: толкование понятия. «Совокупность средств защиты, предлагаемых внутренним правом, может выполнить требования статьи 13, даже если ни одно из них не отвечает в целом ей одной». (Silver et al, 113; Leander, 77; см. так­ же Chahal, 145),

5. Цель нормы. «Ни статья 13, ни Конвенция в целом не пред­писывают Договаривающимся Государствам определенным спосо­бом обеспечить в своем внутреннем праве эффективное применение всех норм этого документа». (Syndicat suedois des conducteurs de lo­comotives, 50; см. так же Silver et al., 113).

Из этого принципа следует, что «смысл статьи 13 в каждом случае зависит от способа, который выбрало заинтересованное До­говаривающееся Государство, выполнения обязанности, взятой им в силу статьи 1: признание за кем-либо прав и свобод раздела I отно­сится (зависит от) к его судебной практике». (Silver et al., 113).

6. Содержание статьи 13. «Статья 13 Конвенции гарантирует доступность в рамках национального правопорядка того или иного эффективного средства реализации прав и свобод Конвенции в лю­бой форме, которой они могут быть закреплены Государством» (James et al., 84; Lithgow et al., 205).

7. Содержание статьи 13. «Статья 13 гарантирует право на получение правовой защиты на национальном уровне для реального обеспечения прав и свобод, предусматриваемых Конвенцией, неза­висимо от того, в какой правовой форме они обеспечиваются в на­циональной правовой системе (. ). Таким образом, статья 13 требу­ет наличия таких внутренних средств, которые позволяют компетентному «государственному органу» и рассматривать по су­ществу жалобу на соответствующее нарушение Конвенции, и пре­доставлять соответствующую защиту». (Soering, 120; тот же прин­цип, John Murray, 100; см. так же Putz, 41; Chahal, 145).

8. Эффективное средство защиты перед национальными властями. Значение. Проблема инкорпорации Конвенции. «Суд напоминает, что статья 13 гарантирует право на получение правовой защиты на национальном уровне для реального обеспечения прав и свобод, предусматриваемых Конвенцией, независимо от того, в ка­кой правовой форме они обеспечиваются в национальной правовой системе. Таким образом, статья 13 требует наличия таких внутрен­них средств, которые позволяют компетентному «государственному органу» и рассматривать по существу жалобу на соответствующее нарушение Конвенции, и предоставлять соответствующую защиту, без требования инкорпорации Конвенции». (Khan, 44).

9. Содержание статьи 13. «Не надо, однако, требовать опре­деленной формы средства защиты, так как Договаривающиеся Госу­дарства пользуются свободой усмотрения при выполнении обяза­тельств, которые на них возлагаются». (Vilvarajah et al., 122; см. так же D. с. Royaume-Uni, 69).

10. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. «Суд повторяет, что он постоянно толкует статью 13, как требующую наличие средств правовой защиты во внутреннем праве только в отношении жалоб, которые могут рассматриваться в каче­стве «спорных» в рамках Конвенции. Статья 13 гарантирует доступ­ность на национальном уровне средства защиты для соблюдения сущности прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, в любой форме, в которой они могут быть обеспечены внутренним правовым порядком. Поэтому данная статья требует, чтобы положения о внут­реннем средстве защиты позволяли «компетентному государствен­ному органу» как разбирать существо жалобы на нарушение Кон­венции, так и присуждать соответствующую компенсация, несмотря на то, что Договаривающимся Государствам предоставлено опреде­ленное усмотрение в том, что касается способа выполнения своих обязательств согласно этому положению. Средство защиты должно быть «эффективным, как по закону, так и на практике»». (Rotaru, 67).

11. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Напоминание судебной практики. «Суд напоминает, что ста­тья 13 гарантирует доступность на национальном уровне эффектив­ных средств правовой защиты для осуществления прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, в любой форме, в которой они могут существовать в правовой системе Государства. Суть этой статьи сводится к требованию от внутреннего законодательства наличия норм, позволяющих компетентным органам Государства как рас­сматривать по существу жалобы на нарушение Конвенции, так и предоставлять соответствующую защиту, хотя Государства — уча­стники Конвенции имеют определенную свободу усмотрения отно­сительно того, каким именно образом они обеспечивают при этом выполнение своих обязательств. Кроме того, при некоторых обстоя­тельствах требования статьи 13 могут обеспечиваться всей совокуп­ностью средств, предусматриваемых внутренним правом». (Jabari, 48).

Читайте также:  Средство для мытья посуды ecoroom

12. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Значение: в частности, природы рассматриваемой жалобы. «Суд напоминает, что статья 13 гарантирует доступность на нацио­нальном уровне эффективных средств правовой защиты для осуще­ствления прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, в любой форме, в которой они могут существовать в правовой системе Госу­дарства. Суть этой статьи сводится к требованию от внутреннего законодательства наличия норм, позволяющих компетентным органам Государства как рассматривать по существу жалобы на наруше­ние Конвенции, так и предоставлять соответствующую защиту, хотя Государства — участники Конвенции имеют определенную свободу усмотрения относительно того, каким именно образом они обеспе­чивают при этом выполнение своих обязательств. Объем обязатель­ства по статье 13 зависит от характера жалобы заявителя, основан­ной на Конвенции. Тем не менее, средства защиты, требуемые в соответствии со статьей 13, должны быть «эффективными» и на практике, и по закону, в том, в частности, плане, что их использова­нию не должны безосновательно препятствовать действия или, на­оборот, бездействие властей Государства-ответчика». (Aydin, 103).

13. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Объем обязательства. «Суд напоминает, что статья 13 Конвен­ции гарантирует наличие на национальном уровне средств защиты, позволяющих добиться соблюдения прав и свобод, предусмотрен­ных Конвенцией, независимо от того, как они могли бы обеспечи­ваться внутренним правом. Таким образом, на основании статьи 13 можно требовать внутреннего средства защиты, чтобы решить жа­лобу по существу в соответствии с Конвенцией и восстановить на­рушенное право, хотя Государствам-участникам предоставляется некоторое поле усмотрения относительно того, как они выполняют свое обязательство по этой статье. Объем обязательства по статье 13 зависит от характера жалобы заявителя, основанной на Конвенции. Тем не менее, средства защиты, требуемые в соответствии со ста­тьей 13, должны быть «эффективными» и на практике, и по закону, в том, в частности, плане, что их использованию не должны безосно­вательно препятствовать действия или, наоборот, бездействие вла­стей Государства-ответчика». (Кауа, 106; Kurt, 139; Ergi, 96).

14. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Напоминание судебной практики. «Как неоднократно указывал Европейский Суд, статья 13 Конвенции гарантирует доступность на национальном уровне средств правовой защиты при осуществлении прав и свобод, признанных в Конвенции, независимо от того, каким способом это будет обеспечиваться в национальной правовой систе­ме. Таким образом, статья 13 Конвенции требует, чтобы положение о внутреннем средстве правовой защиты применялось к «доказуемой жалобе» в соответствии с Конвенцией и предоставляло надлежащую помощь, хотя Договаривающиеся Стороны располагают определенными пределами усмотрения в отношении того, каким образом они будут выполнять свои Конвенционные обязательства согласно дан­ной статье. Объем обязательства по статье 13 Конвенции так же из­меняется в зависимости от природы жалобы заявителя в соответст­вии с Конвенцией. Тем не менее, средство правовой защиты, требуемое статьей 13 Конвенции, должно быть «эффективным» как на практике, так и в праве». (Z. et al. с. RoyaumeUni, 108).

15. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Действия, вменяемые частным лицам. «Если речь идет о предполагаемом неосуществлении властями защиты лиц от дейст­вий других, статья 13 Конвенции может не всегда требовать приня­тия властями на себя ответственности за проведение расследования по подобным утверждениям. Однако механизм установления ответ­ственности государственных служащих или органов за действия или бездействие, повлекшие нарушение Конвенции, должен быть досту­пен жертвам или родственникам жертв. Более того, в случае нару­шения статей 2 и 3 Конвенции, которые считаются наиболее важны­ми положениями Конвенции, компенсация морального вреда, вытекающая из такого нарушения, должна быть в принципе частью доступных средств правовой защиты» (Z. et al. с. RoyaumeUni, 109).

16. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Жалоба, относящаяся к статье 3 Конвенции. «Природа права, гарантированного статьей 3 Конвенции, сказывается и на статье 13. Принимая во внимание особую значимость запрета пыток и особен­но уязвимое положение жертв пыток, статья 13, независимо от иных средств правовой защиты, имеющихся в национальной системе пра­ва, накладывает на Государство обязательство проводить особо тща­тельное и эффективное расследование случаев применения пыток. В свете статьи 13 это означает, что если человек утверждает, имея на то основания, что его пытали должностные лица, понятие «эффек­тивное средство» дополнительно к возмещению вреда требует там, где это необходимо, тщательного и эффективного расследования, которое обеспечивает действенный доступ потерпевшего к нему и которое способно привести к выявлению и наказанию ответствен­ных лиц. Нужно признать, что в Конвенции не существует такой прямой нормы, которую содержит статья 12 Конвенции ООН 1984 г. против пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающе­го достоинство обращения или наказания; эта норма предписывает начать «незамедлительное и беспристрастное» расследование там, где имеются обоснованные причины полагать, что была применена пытка. Однако, по мнению Суда, такое требование подразумевается в понятии «эффективное средство» в смысле статьи 13». (Aydin, 103; тот же принцип, Aksoy, 98).

17. Эффективные средства защиты в государственном орга­не: препятствия. «Суд отмечает, что статья 13 гарантирует суще­ствование в национальном праве правовых средств, защищающих преимущественно права и свободы, записанные в Конвенции. По­этому требуется, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу выяснить содержание пре­тензии, основанной на Конвенции, и предложить соответствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют определенную свободу действий в отношении способов выполнения своих обяза­тельств по статье 13 (. ). Объем обязательства по статье 13 варьиру­ется в зависимости от природы жалобы заявителя, основанной на Конвенции (. ). Тем не менее, правовые средства, требуемые стать­ей 13, должны быть юридически и практически «эффективными» в том смысле, что возможность использовать их не может быть неоп­равданно затруднена действиями или же бездействием органов вла­сти Государства-ответчика». (Aksoy, 95).

18. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Принципы. Эффективность средств защиты. В частности, препятствия. «Суд напоминает, что статья 13 Конвенции гаранти­рует существование в национальном праве правовых средств, защи­щающих преимущественно права и свободы, записанные в Конвен­ции. Поэтому требуется, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу выяснить со­держание претензии, основанной на Конвенции, и предложить соот­ветствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют оп­ределенную свободу действий в отношении способов выполнения своих обязательств по статье 13. Тем не менее, правовые средства, требуемые статьей 13, должны быть юридически и практически «эффективными» в том смысле, что возможность использовать их не может быть неоправданно затруднена действиями или же бездейст­вием органов власти Государства-ответчика». (Yasa, 112).

19. Средства защиты в государственном органе. Принципы. Эффективность средств защиты. В частности, препятствия. «Суд отмечает, что статья 13 гарантирует существование в нацио­нальном праве правовых средств, защищающих преимущественно права и свободы, записанные в Конвенции. Поэтому требуется, что­бы имелось правовое средство, позволяющее компетентному нацио­нальному органу выяснить содержание претензии, основанной на Конвенции, и предложить соответствующее возмещение, хотя Госу­дарства-участники и имеют определенную свободу действий в от­ношении способов выполнения своих обязательств по статье 13. Объем обязательства по статье 13 варьируется в зависимости от природы жалобы заявителя, основанной на Конвенции. Тем не ме­нее, правовые средства, требуемые статьей 13, должны быть юриди­чески и практически «эффективными» в том смысле, что возмож­ность использовать их не может быть неоправданно затруднена действиями или же бездействием органов власти Государства-ответчика». (Cakici, 112; тот же принцип, Tanrikulu, 117).

Читайте также:  Средство для похудения жидкий каштан что это такое

20. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Предмет гарантии. В частности, препятствия. «Европей­ский Суд напомнил, что статья 13 Конвенции гарантирует средства правовой защиты на национальном уровне для обеспечения соблю­дения прав и свобод, указанных в Конвенции, в любой форме, в ка­кой они могут быть гарантированы внутренним правом. Статья 13 Конвенции требует предоставления внутренних средств правовой защиты при рассмотрении «оспариваемых жалоб» в соответствии с Конвенцией и необходимой помощи, хотя Государствам предостав­ляется определенная свобода действий в способах, с помощью кото­рых они выполняют свои обязательства, установленные Конвенцией относительно этого положения. Пределы обязанностей, установлен­ных статьей 13 Конвенции, различаются в зависимости от сути жа­лоб заявителя в соответствии с Конвенцией. Тем не менее, средства правовой защиты, требуемые статьей 13 Конвенции, должны быть «эффективными» в правоприменительной практике так же, как и в праве, особенно в том смысле, что их исполнению не должны не­обоснованно препятствовать своими действиями или бездействием власти Государства-ответчика». (Сети Kilic, 91; тот же принцип, Mahmut Кауа, 124).

21. Эффективные средства правовой защиты. Препятствия. «Средство правовой защиты, предусмотренное статьей 13 должно быть таким же «эффективным» на практике как и по закону, в частности, в том смысле, что его использованию не должны неоправдан­но препятствовать действия или бездействие властей Государства-ответчика», (latridis, 66).

22. Средства защиты в государственном органе. Напомина­ние судебной практики. «Суд напоминает, что статья 13 гарантиру­ет существование в национальном праве правовых средств, защи­щающих преимущественно права и свободы, записанные в Конвенции. Поэтому требуется, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу выяснить со­держание претензии, основанной на Конвенции, и предложить соот­ветствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют оп­ределенную свободу действий в отношении способов выполнения своих обязательств по статье 13. Объем обязательства по статье 13 варьируется в зависимости от природы жалобы заявителя, основан­ной на Конвенции. Тем не менее, правовые средства, требуемые статьей 13, должны быть юридически и практически «эффективны­ми». Эффективность средства правовой защиты с точки зрения це­лей статьи 13 не зависит от однозначной предопределенности бла­гоприятного исхода для заявителя. Так же, орган, о котором говорит эта норма, не должен быть судебным учреждением, но тогда его полномочия и гарантии, которые он предоставляет, должны учиты­ваться, чтобы оценить эффективность средств защиты, которые в нем осуществляются. Кроме того, совокупность средств защиты, предлагаемых внутренним правом, может выполнить требования статьи 13, даже если ни одно из требований не отвечает в целом од­ной статье». (Conka, 75).

23. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Право на возмещение. «Суд напоминает, что статья 13 гаранти­рует любому, считающему себя жертвой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией, эффективные средства защиты в государ­ственном органе, с тем, чтобы он рассмотрел жалобу, и чтобы, если необходимо, лицо могло добиться возмещения ущерба». (Valsamis, 46; Efstratiou, 47).

24. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Напоминание судебной практики. Особый случай: приемле­мость жалобы и ответственность Государственных служащих. Возмещение убытков. «Как Суд уже это неоднократно утверждал, статья 13 гарантирует существование в национальном праве правовых средств, защищающих преимущественно права и свободы, за­писанные в Конвенции. Поэтому требуется, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу вы­яснить содержание претензии, основанной на Конвенции, и предло­жить соответствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют определенную свободу действий в отношении способов вы­полнения своих обязательств по статье 13. Объем обязательства по статье 13 варьируется в зависимости от природы жалобы заявителя, основанной на Конвенции. Тем не менее, правовые средства, тре­буемые статьей 13, должны быть юридически и практически «эф­фективными».

Суд считает, что если можно заявлять, что имело место наруше­ние одного или нескольких прав, закрепленных Конвенцией, жертва должна располагать механизмом, позволяющим установить ответст­венность государственных служащих или органов Государства в от­ношении этого нарушения. Кроме того, в подлежащих случаях воз­мещение ущерба — как материального, так и морального, — вытекающего из нарушения, должно быть возможным и составлять часть режима должного возмещения». (Т.P. et KM. с. RoyaumeUni, 107).

25. Эффективные средства защиты в государственном орга­не: объем гарантированного права, «Статья 13 Конвенции гаранти­рует существование в национальном праве правовых средств, защи­щающих преимущественно права и свободы, записанные в Конвенции. Поэтому требуется, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу выяснить со­держание претензии, основанной на Конвенции, и предложить соот­ветствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют оп­ределенную свободу действий в отношении способов выполнения своих обязательств по статье 13. Эта норма относится, однако, толь­ко к претензиям, основанным на Конвенции». (AnneMarie Andersson, 40; M.S. с. Suede, 54).

26. Средства защиты в государственном органе. Эффектив­ность: предмет контроля и возмещение. «Суд напоминает, что статья 13 гарантирует существование в национальном праве право­вых средств, защищающих преимущественно права и свободы, за­писанные в Конвенции. Поэтому требуется, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу выяснить содержание претензии, основанной на Конвенции, и предло­жить соответствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют определенную свободу действий в отношении способов вы­полнения своих обязательств по статье 13. Правовые средства, тре­буемые статьей 13, должны быть юридически и практически «эф­фективными» в том смысле, что возможность использовать их не может быть неоправданно затруднена действиями или же бездейст­вием органов власти Государства-ответчика». (Menteq et al, 89).

27. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Содержание права. «Эта норма гарантирует существование в национальном праве правовых средств, защищающих преимущест­венно права и свободы, записанные в Конвенции. Поэтому требует­ся, чтобы имелось правовое средство, позволяющее компетентному национальному органу выяснить содержание претензии, основанной на Конвенции, и предложить соответствующее возмещение, хотя Государства-участники и имеют определенную свободу действий в отношении способов выполнения своих обязательств по статье 13. Правовые средства, требуемые статьей 13, должны быть юридиче­ски и практически «эффективными» в том смысле, что возможность использовать их не может быть неоправданно затруднена действия­ми или же бездействием органов власти Государства-ответчика.

Тем не менее, эта норма применяется только к претензиям, ос­нованным на Конвенции». (Gtindem, 75).

28. Право на средства защиты и «защитимость» жалобы. «Статья 13 не должна (. ) толковаться таким образом, что средство защиты существует только в отношении таких жалоб, которые «за­щитимы» по Конвенции. Жалобы на основании статьи 13 неприем­лемы, если претензии, о которых в них идет речь, являются явно не­обоснованными». (Boyle et Rice, 52; тот же принцип, Powell et Rayner, 31; см. так же Halford, 64).

29. «Защитимая» жалоба. Компетенция Суда и объем реше­ния Комиссии. «Жалоба не подпадает под действие статьи 13 толь­ко на основании того, что Комиссия провозгласила ее явно необос­нованной в свете рассматриваемого нормативного положения. (. ) Суду не следует рассматривать по существу, в свете рассматривае­мой статьи, жалобы, отклоненные за явное отсутствие основания, но он компетентен высказываться по тем, которые Комиссия приняла и которые были ему переданы на законном основании. Суд может знать о любом вопросе по факту и по праву, относящемся к жало­бам, которые оказываются у него на рассмотрении в соответствии со статьей 13 (. ), включая приемлемый или нет характер утверждений о нарушении нормативных положений. Хотя и не являющееся опре­деляющим, решение Комиссии о приемлемости жалоб по существу предоставляет, своей резолютивной и мотивировочной частью, по­лезные указания в отношении их приемлемости в целях статьи 13». (Boyle et Rice, 57).

30. Понятие «приемлемости». «Суд не намеревается давать абстрактные определения понятию «приемлемость». Для того чтобы определить, применима ли статья 13 в данном случае, Суду доста­точно установить с учетом фактов дела и существа юридических проблем, поднятых в связи с данным делом, имеет ли основания жа­лоба о том, что не были выполнены требования статьи 13». (Бойл и Раис, 55; см. так же Plattform «Arzte fur das Leben» («Врачи за жизнь»), 27).

Читайте также:  Инструкция по применению средства дезинфицирующего перекиси водорода

31. Понятие приемлемой жалобы. «Жалоба не обязательно становится защитимой из-за того, что, прежде чем отклонить ее как неприемлемую, Комиссия тщательно рассмотрела ее и основные об­стоятельства дела». (Powell et Rayner, 33).

32. Эффективные средства защиты. Природа государствен­ного органа. «Государственные органы, упоминаемые в статье 13, не обязательно во всех случаях должны быть судебными органами в строгом смысле слова (. ). Тем не менее, полномочия и процессу­альные гарантии, которыми обладает государственный орган, суще­ственно важны при определении того, представлял ли он эффектив­ное средство правовой защиты». (Klass et al, 67; см. так же Silver et al, 113;Leander, 77).

33. Эффективные средства защиты и доступ к правосудию. «Так как статьи 13 и 6 п. 1 в данном конкретном деле дополняют друг друга, Суд не видит необходимости определять, соблюдены или нет требования первой статьи: они менее жесткие и полностью поглощаются требованиями последней статьи». (Airey, 35).

34. Статья 13 и статьи 5 п. 4 и 6 п. 1: отличия. «Статья 13 содержит положения, касающиеся «эффективного средства судебной защиты» в «государственном органе», который по смыслу п. 1 ста­тьи 6 и п. 4 статьи 5 не может быть интерпретирован как «граждан­ский или уголовный суд».

Более того, эффективное средство судебной защиты связано с нарушением права, гарантированного Конвенцией, в то время как в п. 1 статьи 6 и п. 4 статьи 5 речь идет, в первом случае, о делах, свя­занных с гражданскими правоотношениями, во втором — о неза­конности ареста или задержания». (Colder, 33).

35. Эффективные средства защиты и контроль националь­ных законов. «Статья 13 Конвенции не сформулирована настолько широко, чтобы гарантировать какое-либо средство правовой защи­ты, позволяющее оспаривать законы Высоких Договаривающихся Сторон как таковые в национальном органе власти на том основа­нии, что они не соответствуют Конвенции или эквивалентным внут­ригосударственным правовым нормам». (James et al., 85; Lithgow et al., 206; Leander, 77; тот же принцип, Powell et Rayner, 36; Les Saints Monasteres, 90).

36. Эффективные средства защиты и контроль националь­ных законов. «Статья 13 не является настолько сильным средством защиты, чтобы позволить оспаривать законы Государства-участника перед ним самим как противоречащие Конвенции» (Observer & Guardian, 76; Sunday Times n.2, 61) «или соответствующим нацио­нальным юридическим нормам». (CostelloRoberts, 40).

37. Эффективные средства защиты в государственном орга­не. Толкование нормы. Контроль национального законодатель­ства. «Статья 13 предусматривает, что лицо, которое допустимым способом считает себя жертвой нарушения прав, признанных в Кон­венции, должно располагать средствами защиты в государственных органах, с тем, чтобы они рассмотрели жалобу, и чтобы, если необ­ходимо, лицо могло добиться возмещения ущерба. Однако статья 13 не является настолько сильным средством защиты, чтобы позволить оспаривать законы Государства-участника перед ним самим». (Gustafsson, 70).

38. Отсутствие эффективных средств защиты в государст­венном органе. Жалоба, направленная против законодательства. «В соответствии с практикой органов Конвенции, статья 13 не Должна толковаться как требующая средств защиты против состоя­ния внутреннего права, так как в противном случае Суд возложил бы обязанность на Договаривающиеся Государства инкорпориро­вать Конвенцию». (Christine Goodwin, 113).

39. Последовательное рассмотрение в свете статьи б и статьи 13. «Требования [статьи 13 Конвенции] менее строги, чем требования п. 1 статьи 6, и в данном случае поглощаются ими». (Sporrong & Lonnroth, 88; О. с. Royaume-Uni, 69; W. с. Royaume-Uni, 86; В. с. Royaume-Uni, 85; R с. Royaume-Uni, 90; Philis .n.l, 67; Каmasinski, 110; Hentrich, 65).

40. Эффективные средства защиты. Отсутствие доступа к суду в рамках гражданского спора. «Суд напоминает, что когда тре­буемое право является правом гражданского характера, статья 6 п. 1 представляет собой lex specialis по отношению к статье 13, гарантии которой поглощены статьей 6». (Brualla Gomez de la Torre, 41).

41. Эффективные средства защиты в государственном орга­не и право на суд по гражданскому делу. «Если требуемое право является правом гражданского характера, статья 6 п. 1 представляет собой lex specialis по отношению к статье 13, гарантии которой по­глощены статьей 6». (Vasilescu, 43).

42. Эффективность средств защиты и благоприятный ре­зультат. «Эффективность средства правовой защиты с точки зре­ния целей статьи 13 не зависит от однозначной предопределенности благоприятного исхода». (Soering, 122; Vilvarajah et al, 122; Pine Valley Developments Ltd et al, 66; Observer & Guardian, 76; Sunday Times n°2, 61; Costello-Roberts, 40; тот же принцип, Vereinigung Demokratischer Soldaten Osterreichs et Gubi, 55; D. c. Royaume-Uni, 71).

43. Средство защиты в государственном органе. Благопри­ятный исход. «Суд напоминает, что статья 13 Конвенции возлагает обязанность предоставить любому индивиду, считающему, что оно понесло ущерб в связи с действиями, по его утверждению, нару­шающими Конвенцию, средство правовой защиты перед националь­ными властями, с тем, чтобы они рассмотрели жалобу, и чтобы, если необходимо, лицо могло добиться возмещения ущерба. Эта норма не требует, тем не менее, однозначной предопределенности благопри­ятного исхода». (Атапп, 88).

44. Средство защиты в государственном органе. Благопри­ятный исход. «Эффективность средства правовой защиты с точки зрения целей статьи 13 не зависит от однозначной предопределенно­сти благоприятного исхода для заявителя. Так же, орган, о котором идет речь в этой норме, не обязательно должен быть судебным органом, но тогда его полномочия и гарантии, которые он предоставляет, должны учитываться, чтобы оценить эффективность средств защи­ты, которые осуществляются в нем. Кроме того, совокупность средств защиты, предлагаемых внутренним правом, может выпол­нить требования статьи 13, даже если ни одно из них не отвечает в целом ей одной». (Kudla, 157).

45. Средства защиты в государственном органе. Эффектив­ность средств защиты. Потенциально необратимые последст­вия действий, нарушающих Конвенцию. «Суд считает, что эффек­тивность требуемых статьей 13 средств защиты предполагает, что они могут препятствовать осуществлению действий, противореча­щих Конвенции, и последствия которых являются потенциально не­обратимыми. Следовательно, статья 13 выступает против того, что­бы подобные действия были осуществлены до исхода рассмотрения национальными властями совместимости с Конвенцией. Тем не ме­нее, Договаривающиеся Государства пользуются определенной сво­бодой усмотрения в отношении способов выполнения своих обяза­тельств по статье 13». (Conka, 79).

46. Средства защиты в государственном органе. Перегру­женность судебной власти, рассматривающей заявления, и риск злоупотреблений. «Что касается перегруженности Государственно­го Совета и рисков злоупотребления, Суд считает, что, как и статья 6 Конвенции, статья 13 принуждает Договаривающиеся Государства организовать свои суды таким образом, чтобы позволить им отве­чать требованиям этой нормы. В этом отношении следует подчерк­нуть значение статьи 13 в целях сохранения субсидиарного характе­ра системы Конвенции». (Conka, 84).

47. Статья 13 и статья 5 п. 4: отличия. Статья 13 устанав­ливает «менее строгие требования, чем статья 5 п. 4, которая пред­ставляет собой lex specialis (по сравнению с более общими требова­ниями статьи 13) для жалоб, основанных на статье 5». (Brannigan et McBride, 76; тот же принцип, Chahal, 126).

48. Эффективные средства защиты и уважение собственно­сти. Предмет гарантии. «Существует различие в природе интере­сов, защищаемых статьей 13 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1

Конвенции: первая предоставляет процессуальные гарантии, а именно «право на эффективное средство правовой защиты», в то в ремя как процессуальные требования, присущие последней, носят вспомогательный характер по отношению к более широким целям обеспечения уважения права собственности». (latridis, 65).

Источник

Поделиться с друзьями
Adblock
detector